Чьи жизни забрал с собой уходящий 2016 год?

Самые известные личности, ушедшие из этого мира в 2016 году.

Скончался Джон Гленн - первый американец, покоривший космос

В США на 96-м году жизни скончался первый американский астронавт Джон Гленн

| | Полковник полиции ИРИНА СМИРНОВА: «МЕЖДУ ГРАФФИТИСТАМИ И ЗАЦЕПЕРАМИ АНАЛОГИИ НЕТ»

Полковник полиции ИРИНА СМИРНОВА: «МЕЖДУ ГРАФФИТИСТАМИ И ЗАЦЕПЕРАМИ АНАЛОГИИ НЕТ»

Пн 26 августа 2013, 05:52:08
Транспортные полицейские уверяют:  зацепинг более опасен для общества, чем вандализм. Но законодатели считают иначе…  Злободневную тему зацепинга поднимает полковник полиции Ирина Смирнова, начальник подразделения по делам несовершеннолетних Ростовского линейного управления МВД России на транспорте. - Ирина Евгеньевна, когда сотрудники Вашего подразделения впервые столкнулись с зацеперами? - Все началось для нас как обычно. В дежурную часть полиции поступило сообщение о том, что недалеко от остановочной площадки Орджоникидзе по крышам вагонов бегает молодежь. Ну конечно, мы, как полицейские, привыкли ничему уже не удивляться. Но в данной ситуации, признаюсь, немного удивились! Каким образом, среди бела дня, в нашем густонаселенном городе кто-то, не дай Бог, ребенок, катается на крыше поезда?! Мы, конечно, незамедлительно выехали на место – следователь, эксперт, инспектор по делам несовершеннолетних. Но на момент прибытия, как говорится, «поезд уже ушел». Причем как в прямом, так и в переносном смысле слова. Тогда мы у себя в подразделении провели небольшое рабочее совещание, а надо сказать, у нас не так давно появился молодой сотрудник – младший лейтенант полиции Стас Танский-Настасий.  Он и предложил начать нашу работу с изучения сети Интернет в данном вопросе, чем и занялся тут же. Станислав так увлекся этой работой, что проводил мониторинг сети и днем и ночью, сообщая мне о результатах в любое время суток. Вообще сразу скажу, зацепинг – это нехарактерная тема для участков железной дороги, входящей в зону оперативного обслуживания Ростовского ЛУ МВД России на транспорте. В этом году нами было задержано всего шесть человек, это были несовершеннолетние, причем не из нашего региона, а из Москвы и Подмосковья, которые приехали на футбольный матч поболеть за свою команду, а потом решили добираться домой весьма своеобразным способом. Их принадлежность к зацепингу, скажем так, не ярко выражена. Когда мы вникли в тему подробно, узнали многое об этом течении, и, главное, постарались понять, что движет подростками-зацеперами. - И что же Вы выяснили? Много интересного. Например, факт, о котором я говорила выше, имел место у нас в июле, а оказалось, что группа под названием «ЗЦП» (она же – «Зацеперы Ростова»), зарегистрирована в «ВКонтакте» буквально за два месяца до этого. Группа зацеперов у нас в городе еще малочисленна, и только начала набирать обороты. Входит в нее молодежь, в основном студенты, некоторым даже более 18 лет, есть и девушки. Буквально на днях младший лейтенант полиции Танский-Настасий  выявил трех молодых людей – ростовских зацеперов, тех же, за которыми он наблюдал в социальных сетях.  Надо сказать, что двое из них – несовершеннолетние, а один уже взрослый парень. В полицию Стас их доставил и мы составили протокол за переход пути в неположенном месте и проезд на подножках , крышах вагонов и других неприспособленных для этого местах (ч. 1 статьи 11.17 КоАП РФ «Нарушение правил поведения граждан на железнодорожном, воздушном или водной транспорте»). При них находились телефоны, и видеокамера, на которых запечатлены все  «подвиги». Конечно, мы вызвали родителей, а у кого не нашли родителей, приняли меры иного воспитательного воздействия. Побеседовали с подростками, с их матерями. В принципе, все благополучные ребята. Руководит ими неформальный «лидер»  (назовем его Ваня), который пытается сплотить вокруг себя сторонников движения. Рассказывает младший лейтенант полиции Стас Танский-Настасий, инспектор ОПДН Ростовского ЛУ МВД России на транспорте: «Ваня» действительно получает от этого удовольствие, драйв. Он в отличной физической форме, способен проезжать и на крыше вагонов (это называется транссёрфинг или руфрайдинг), и сзади вагона на подножках – так называемый бэксайдинг. В основном зацеперы общаются через Интернет, договариваются о встречах и там уже начинают руфить, «путешествуя» таким образом, с одной станции до другой.  Вообще, трудно было на них выйти, потому что их имена  «ВКонтакте», конечно, ненастоящие. Но в ходе оперативно-профилактических мероприятий и мониторинга соцсетей, на станции Первомайская я их задержал. Продолжает Ирина Смирнова: - Когда их доставили в подразделение по делам несовершеннолетних, они сразу же сказали, что длительное время  увлекаются зацепингом, но попробовать это реально решились совсем недавно.  Ребята поясняли также, что родителям они регулярно показывают свои видеокадры «танцев на крыше». - Так получается, их родители знали? - Да, представьте себе! Причем я была крайне удивлена, когда побеседовав с «лидером Ваней», выяснила, что он с семи лет посещает хореографическую студию, и занимается серьезно. Парень из очень хорошей семьи. Естественно, близкие люди отговаривают его от этого занятия. Я задаю ему вопрос – а ты не боишься остаться, извини, без ног? Какая тогда хореография? Ведь у тебя такое будущее, ты стараешься поступить в престижный университет, продолжить творческую карьеру. На это он ответил, что зацепинг ему очень нравится, потому что не хватает в жизни риска, а такие экстремальные виды, как парашютный спорт  или сёрфинг слишком дорогостоящи, и ему недоступны. Вот такая социальная составляющая. Есть о чем задуматься. - Но, скорее всего, проблема как раз в том, что хореография – не самое мужское занятие на его взгляд, и ему хотелось бы попробовать что-то более брутальное… - Может быть. Но теперь вопрос остается открытым - как и чем можно заменить это увлечение? Как отвлечь этих ребят? Ведь увлечение абсолютно бездуховное, кроме риска самого по себе, других составляющих в нем нет. Если, например, провести аналогию с граффитистами-вандалами, которые раскрашивают общественные места, железнодорожные вагоны,  то аналогии здесь не получится.  Потому что у подростков, разрисовывающих вагоны, есть, в лучшем случае, и проявление художественного вкуса, и желание поделиться своим «творчеством» с большим количеством людей. Тем не менее, за свои противозаконные поступки граффитисты несут уголовное наказание. Здесь же мы видим сиюминутное физиологическое наслаждение, связанное с выбросом адреналина в кровь, и пугает вовлечение все новых и новых детей и подростков в это занятие. К нам в Ростов-на-Дону, в Ростовскую область, зацепинг только пришел. Пришел из Москвы, из Санкт-Петербурга. В этих мегаполисах зацеперов уже тысячи! У нас счет пока идет на единицы, и пора бить тревогу, пока не поздно. Это нельзя замалчивать, юные человеческие жизни ставятся под угрозу. Зацеперы абсолютно сознательно идут на риск, как сказал «Ваня», «не будет меня, будут другие».  То есть он даже не отрицает, что его может «не стать» в любой момент. Мы полтора часа с «Ваней» говорили и пили чай. И я поняла: он не откажется от своего. Он НЕ МОЖЕТ отказаться. - Значит, речь идет уже о психологической зависимости? - Да. Кстати, у нас есть запись, как «Ваня» недавно приобщал к бэксайдингу девушку. Так вот, когда поезд остановился, и он подошел к ней, чтобы подать руку, я наблюдала выражение его лица. Он испытывал наслаждение от того, что он ее к этому приобщил… Но на этом «их» история закончилась –девушке показалось слишком опасным это увлечение, и второго опыта не последовало. Часто ребята и девчонки, попробовав однажды зацепинг, не становятся одержимыми. Но, согласитесь, и одной попытки достаточно, чтобы ребенок или молодой человек лишился жизни, здоровья… - Ирина Евгеньевна, в чем Вы видите причину этой проблемы? - Как всегда, в недостаточном внимании к  ребенку со стороны общества и семьи.  Это ситуация меня, как начальника подразделения по делам несовершеннолетних, как сотрудника полиции, очень беспокоит. Ведь много юных людей, которые не имеют устойчивых интересов, у которых нет возможности заниматься в секциях, потому что нет денег, у которых родители не могут посвящать им много времени, не способны их правильно сориентировать в этой сложной жизни.  Я разговаривала с мамами зацеперов, и понимала, что где-то был упущен момент. У того же «Вани» мама очень образованный человек, занимает приличную должность, молодая, красивая, современная женщина. Но на каком-то этапе этот мальчик не был ею понят. И вот какие-то дутые идеалы, символы, увлечения с его стороны не были ею разрушены, она не смогла это вовремя сделать, а теперь уже поздно. Женщина сейчас в отчаянии, она категорически против такого увлечения, как и любая другая мать на ее месте, но она вынуждена наблюдать видеосъемки любимого сына, которые он выкладывает на всеобщее обозрение. - У ростовских зацеперов уже были травмы? - В Ростове, слава Богу, пока нет. Но такие случаи, и со смертельным исходом, в этой среде не редкость – в той же Москве, Питере зацеперы погибают, погибают они и в Европе, откуда и само движение. То есть погибают  там, откуда к нам пришла эта искусственная культура, где она стала массовой.  Там это бич!  Вы помните тот трагический случай, когда два одиннадцатилетних мальчика на станции Товарная залезли на крышу вагона. После страшного удара электрическим током один из мальчиков умер в реанимации, другой до сих пор находится в больнице.  Так вот, выживший малыш говорит: «Да, я слышал, что так делать нельзя! Говорили по телевизору, я знал. Ну, я думал тогда, что именно со мной этого не случится». Так рассуждает ребенок. Так вот, зацеперы – а это все-таки люди постарше, а они руководствуются этой же «детской» логикой, которую и логикой назвать нельзя.    Мне кажется, законодатель должен подумать о том, чтобы ужесточить ответственность за подобные деяния и пресекать их в полной мере. Сами несовершеннолетние знают, что штраф будет минимальным. Я эту сумму даже озвучивать не хочу. Если мы привлекаем молодежь за вандализм, то зацепинг, я уверена, гораздо опасней! А они несут всего лишь административное наказание. Здесь и угроза безопасности движения, и угроза их собственной жизни, здесь нужно ставить вопрос и о медицинском обследовании. На мой взгляд, и в правовом, и в человеческом, и в гражданском планах это неправильно - когда 18-летние, 20-летние парни сознательно нарушают  в общественных местах общепринятые правила поведения, а несут только административное наказание.  А ведь это может подтолкнуть к необдуманным поступкам других, еще более юных.    Если государство не выработает меры воздействия, то это молодое пока течение рискует превратиться в бурный поток. Когда-то и вандализм был начинающим движением среди молодежи, когда-то и хулиганство было только мелким…   Они ведь рассказывают другу другу в сетях: «А нас увидел машинист, ха-ха, он испугался, у него яблоко выпало из рук!»…  А если машинист пожилой человек? А если у машиниста окажется слабое сердце? А если ему покажется, что на крыше поезда его сын или внук? А ведь он управляет электровозом, он за человеческие жизни в ответе! В результате могут быть совершенно непредсказуемые последствия.     - Ирина Евгеньевна, что, помимо ужесточения наказания, можно предпринять? - Мы в целях профилактики правонарушений и травматизма среди несовершеннолетних, в том числе и зацеперов, сделали свою работу открытой. Мы разработали дополнительные  графики патрулирования и обследования криминогенных мест на всем участке Ростовского ЛУ МВД России на транспорте. Вместе с представителем прокуратуры (на уровне помощника прокурора), с железнодорожниками, мы  дважды в неделю  делаем объезд участков.  Смотрим, где стоят брошенные вагоны, которые могут служить точкой сбора криминальных элементов или детей и подростков, находящихся без присмотра родителей, где несовершеннолетние могут прыгнуть на железнодорожный состав, либо разрисовать его, либо совершить хищение.       Мы будем последовательно занимать жесткую позицию к зацеперам, потому что у нас любой несчастный случай с подростком или ребенком как во всем  УТ МВД России по СКФО, так и в РЛУМВД России на транспорте, расценивается как чрезвычайное происшествие. Проводятся служебные проверки, устанавливается роль сотрудника подразделения по делам несовершеннолетних, проверяется масса людей, которая может за это отвечать, и обязана отвечать. Но ведь это не значит, что все остальные «наблюдатели»  трагических событий должны быть равнодушны. Прежде всего, я опять повторюсь, это касается законодателя. Надеюсь, что все-таки в скором времени будут пересмотрены статьи, в которых предусматривается мера  ответственности за эти правонарушения. - А как Вы считаете, возможно, что зацепинг в далеком будущем перейдет в другую сферу человеческой жизни, выйдет на новый качественный уровень, перестанет быть вне закона? - Слава Богу, по зацепингу у нас нет еще соревнований,   а вот фестивали по граффити уже проводятся, такие, как «Урбания», которая организуется под эгидой молодежных организаций, муниципальных, городских, проводится по отдельным графикам в городах России. Для этого выделяются специальные места, где художники-граффитисты пишут свои картины.  Это правильное  решение, так как до нашей молодежи доводят простую мысль, что искусство  должно быть цивилизованным. Я думаю, никому из людей не понравится, если к нему придут домой, и что-то начнут в его квартире рисовать, без учета его пожеланий. И железной дороге, как собственнику, страдающему от вандалов, это не нравится. Что касается вандализма, то уже выросло то поколение, которое этим увлекалось еще шесть – семь лет назад. Это был бич для Ростовского ЛУ МВД России на транспорте. У нас только за полгода, я помню, в 2008 году, было возбуждено 16 уголовных дел по 214 статье УК РФ.  Потому что сумма ущерба за это преступление была (да и сейчас остается) весьма значительной. - Да, росписи экстримальных граффитистов остаются большой проблемой… - Но эта проблема для Ростовского ЛУ МВД России на транспорте пока немножечко ушла в тень, я думаю, потому, что в прошлом мы ее активно решали. Но она в целом остается, пусть не на нашей территории обслуживания. Мы поэтому проводим ряд профилактических мер, у нас есть и оперативные позиции, мы знаем тех ребят, кто увлекается граффити, изучаем стиль рисования – ведь у каждого граффитиста он уникален. Стас занимается классификацией групп по данному направлению, эта работа у нас проводится постоянно.  Но, я не устаю повторять – это другая тема. А зацепинг я бы сравнила с таким составом преступления, как «Хулиганство», и была бы права. Ведь по всем признакам, это хулиганские действия. Граффитисты-вандалы наносят материальный ущерб железной дороге, и справедливо преследуются по закону.  Но нельзя сравнивать эти два явления. Наказание за зацепинг на сегодняшний момент просто смехотворно. Оно неадекватно в сложившейся тревожной ситуации.  Мы ведь считаем, что в нашем государстве самая большая ценность – это Человек. И когда намеренно пропагандируется игра на грани жизни и смерти, это должно настораживать. Фото из группы «Вконтакте» «Зацеперы Ростова». Записала Светлана Черновол.  

Сообщили корреспонденту информационного агентства ВладТайм /vladtime.ru/ в пресс-службе УТ МВД по Северо-Кавказскому Федеральному Округу
Новости по теме
В Тынде сотрудники транспортной полиции сняли с грузового поезда двух зацеперов
В Тынде сотрудники транспортной полиции сняли с грузового поезда двух зацеперов

В ходе профилактического рейда на объектах железнодорожной инфраструктуры Дальнего Востока сотрудник...

Выявлены зацеперы
Выявлены зацеперы

Сотрудниками Санкт-Петербург-Финляндского линейного отдела МВД России на транспорте выявлены двое несовершеннолетних «зацеперов».   

Выявлены граффитисты
Выявлены граффитисты

Cотрудниками Санкт-Петербургский – Балтийского линейного отдела МВД России на транспорте на станции Лигово были выявлены сразу 7

Добавить комментарий:

Имя:
Email:
Ваш комментарий: